?

Log in

No account? Create an account

Открытие. Взгляд через объектив

Удалось снять нечто интересное? Покажите это здесь! Открываем Мир вокруг себя!

Lagarto lagart0 wrote in photo_discovery
Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
Карабахский автостоп


Около трех лет я мечтал попасть в Нагорный Карабах. Однако по разным обстоятельствам осуществить мечту все никак не удавалось. С одной стороны, не хотелось ехать туда одному, без проводников, ибо опасно лазать по лесам и полям, до сих пор заминированным с начала 90-х годов, с другой стороны, транспорт там ходит не особенно хорошо, инфраструктура развита слабо, поэтому все «опытные специалисты» рекомендуют ехать на своей машине. Но если денег нет, а очень хочется, то почему бы и не поехать, хотя бы как-нибудь. Так мы и поступили.


Однако начало рассказа я придержу на потом, так как не все фотографии еще отсканированы и обработаны. Но зато начну с весьма инетресного конца.
Из четырех дней, проведенных в Карабахе, в предпоследний день мы отправились в монастырь Гандзасар, расположенный на вершине одноименной горы неподалеку от села Ванк. В переводе на русский язык Гандзасар означает «гора сокровищ», так как когда-то здесь располагались серебрянные рудники. Здесь я опущу длительную историю монастыря, о которой можно почитать в википедии. В двух словах, это монастырь 10-11 веков, однако самая старая церковь, сохранившаяся на территории, была построена в 1240 году. Называется она Сурб Ованес Мкртыч (что переводится как церковь святого Иоана Крестителя). Согласно легенде, в стены этого сооружения под алтарем вмонтирована голова Иоана Крестителя, которую ему в свое время отрубили сильные мира сего. Как она туда попала, я не очень понимаю. Может ее там и вовсе нет или там лежит чья-то другая голова. Думаю, что это не особенно важно. Помимо церкви в монастыре есть кельи, частично разрушенные во время войны и восстановленные недавно. Кельи были разбомблены и осколки повредиди часть церковной стены. В центре монастыря растет два тутовых дерева, а по стенам бегают многочисленные скальные ящерицы (D. raddei).
Наверное, лишне говорить, что каменные стены церкви украшены красивейшими узорами, характерными для армянских церквей тех времен. Здесь даже встречаются элементы готических сюжетов, мифические львы и другие животные, вырезанные из камня. Пожалуй, этого хватит, чтобы составить общее впечатление о монастыре. Самое главное – это люди, служащие в монастыре и живущие тут. Подъем от села Ванк в 35-градусную жару оказался немного более утомительным, чем мы думали, однако по дороге никто не остановился, а попросить подвезти нам не позволила гордость и глупость. Зато какая была радость, когда, наконец, из-за горы показалась вершина церкви. Войдя в монастырь, мы немного погуляли по территории, полюбовались видом со смотровой площадки и пошли в церковь. Пока рассматривали внутреннее убранство (внутри, как и во всех армянских церквях, аскетично, а главное украшение – не золото и драгоценности и иконы, а каменные узоры и вырезанные в стенах многими поколениями кресты), к нам подошел дьякон Ваге. После разговор перешел в русло доверия к людям и любви к животным. Как ни странно, нам пришлось убеждать священника в том, что людям стоит доверять и что по большей части они хорошие и злого умысла не имеют, а такие животные, как змеи, ящерицы и слизняки нужны, важны и более всего – прекрасны. Ему, в свою, очередь, не удалось сломить веру заядлых атеистов в неверие в Бога. Сухим остатком нашей беседы, помимо впечатлений, было предложение остаться в монастыре (палатки у нас не было, но мы к тому моменту уже привыкли ночевать под кустами в ущельях и на берегу озер), тем не менее, разве можно отказаться провести ночь в келье монастыря с тысячелетней историей! Кроме того, Ваге обещал познакомить нас со святым отцом. Вот это воистину личность легендарная. Когда мы вошли в трапезную, где сидел Отец Григор и послушники, прибывшие на практику из Эчмиадзина, первое, что нам предложили, даже не спрашивая имен, вкусную баранину и водку. Беседа началась так: « водку пьете? Пейте, ее, правда, мало» Однако, пошукав в шкафу, была обнаружена еще одна бутылка. «А, нет, есть еще водка, пейде, ребята». Так начался ужин, который был очень кстати после дня голодовки.
Вкратце история Отца Григора, в миру Армена, такова. Он учился в консерватории в Ереване, играл на скрипке. Однако окончить образование не удалось. Причиной послужило создание джаз-блюз бэнда, с которым еще не святой и еще не отец колесил по Союзу. Антирежимная музыка была не к лицу порядочному человеку, поэтому билет отобрали, а из вуза попросили. Тем не менее, музыкой он еще какое-то время занимался, женился на певице, а в конце 80-х решил, что в семье не может быть два музыканта и перестал этим заниматься. В 90-м году он приехал в Гандзасар на пару недель. Пара недель длится до сих пор. Из разговора я не уловил, но похоже, что в промежутке между занятиями музыкой и приездом в монастырь, он получил образование церковного служителя и устроился здесь дьяконом. Затем началась война и Григор стал военным капелланом. В отличие от большинста церковных служителей служба не ограничилась крещением и поднятием боевого духа солдат. На равне с ними он принимал участие в боях. Перед сражением он благословлял военных на сражение, во время которого сам брал в руки калаш и шел в бой. Каково крестить солдата перед битвой, а после отпевать его?! Многие были потеряны, многие не вернулись. Первое серьезное сражение, в котором отец Григор принял участие, была битва при Шаумяне. По словам отца, главное пережить первое сражение, а потом появляется азарт. Помните « На западном фромнет без перемен»? В дальнейшем святой отец и несколько помощников охраняли стены Гандзасара от захватчиков. Им удалось отстоять монастырь. Надо сказать, что отец Григор не единствнный пример. Есть и другие священники, защищавшие веру и родные монастыри от вторженцев. Сложно передать все впечатления, полученные от беседы с этим человеком. Он сильно отличается от любого стереотипа священнослужителя, с которым сталкивалось большинство из нас. «Если вам скажут, что священники родились в рясе, не верьте - это не так». При этом сложно найти человека, более верующего. Как-то он поехал на Украину по делам. В самолете он выпил с приятелем, а когда вышел и з аэропорта, то решил, что должен пойти в церковь и поблагодарить Бога за успешный перелет. Хотя в Армении господствует святая апостольская церков, тем не менее, идеологически она очень близка православной, поэтому ничего не мешает ходить как в одну, так и в другую. Надо сказать, одежда и общий вид отца тогда был вовсе не в его пользу: небритый и в косухе, слегка подвыпивший, вряд-ли он с первого взгляда смахивал на святого. При входе он дал милостыню, а один из нищих назвал его отцом. По началу он не понял, почему, может просто потому, что он дал этому нищему немного больше, чем другим, однако в церкви он узнал ,что этот нищий что-то вроде местного юродивого и сам раньше служил в церкви. Отец Григор вышел и, догнав уходящего нищего, спросил почему тот назвал его отцом. На что получил ответ, что «у тебя же на лице написано, то ты священнослужитель».
Сложно передать все, о чем мы тогда говорили, еще сложнее передать полученные от беседы впечатления, однако они надолго остались в памяти. Утром мы проснулись и пошли на службу. Служба в армянской церкви с высокими сводчатыми потолками, жесткими золотистыми лучами света, пробивающимися сквозь узкие окошки и мягким полумрачными светом, заполняющим все пространство здания, оставляет неизгладимое впечатление. Утренняя прохлада стен, голос священнослужителей, поющих молитвы, запах ладана. Все это оказывает влияние даже на неверующих людей. Как минимум это красиво.


Церковь Иоана Крестителя




Резные двери


Львы над входом


Утром в церкви






Монастырский двор


Вид со смотровой площадки в монастыре


Отец Григор





Днем следующего дня мы попрощались с отцом и Ваге, Ирка покаталась на белой лошадке, и мы спустились с горы, искупались в речке, а ближе к вечеру решили двинуть в сторону города Шуши. Взятие Шуши 9 мая 91-го года ознаменовало освобождение Карабаха и конец войны. Это была очень важная дата в войне за независимость. До Шуши от Гандзасара около 100-150 км. Ехали мы туда...на такси. Вначале поймали такси-волгу, водитель ехал с заказа и согласился нас подвезти до Степанакерта, столицы Карабаха, откуда до Шуши рукой подать. Однако по дороге он отчаянно засыпал и в итоге решил поспать, поэтому мы вышли и нам повезло остановить еще одно такси. Это был крутейший джип, окторый привез нас прямо в Степанакерт, совершенно за бесплатно. От Степанакерта мы остановили еще парочку машин, которые довезли нас до цели путешествия. Шуши стоит над глубоким ущельем по дну которого течет бурная горная река. Армянские солдаты взяли город, задействовав всего три танка, один из которых был подбит. Город брали влоб, прямо из ущелья. Наверху стоят три крепости. Дух захватывает, когда идешь по склону и думаешь о том, как же стремно подниматься вверх, будучи полностью под прицелом врага. Здания в городе разрушены в ходе бомбардировок. Если Степанакерт отстроили, то Шуши остается таким, как был после войны: многие дома разрушены, однако даже в них живут люди. Мы шли по городу и зашли на территорию, где не было ни одного целого дома, прямо перед спуском в Шушинское ущелье. Там из дома выбежала толпа ребят лет по 10-13. Они сообщили, что это место называется завод, а они тут играли. Далее мы прошли по территории «завода», спустились через одну из крепостей вниз. Не очень комфортно идти по потенциально заминированной местности, где натыкаешься на растянутую проволку. Психологически сильно помогают коровы. Их тут много, много дорожек, по которым и идешь. Далее мы спустились вниз и оказались на дне ущелья. Тут течет красивейшая река, над которой возвышаются 20-30 метровые скалы. На дне растут леса, а берегов почти нет. Здесь мы переночевали и на следующий день отправились обратно в город, а оттуда в Армению...


100 мм гильза от снаряда. Неподалеку от Гандзасара. Теперь она выполняет функцию мусорного ведра для бумаг.


Символ Карабаха - дед с бабкой, неподалеку от Степанакерта


Не возможно не залезть


Территория "Завода"


Памятник героям Каринтака. Какие-то солдаты-шутники упражнялись в меткости.




Крепость в Шушинском ущелье


Снимки с лучами солнца в храме потрясающие!
На первой фотографии - экстримал.